Бесстыдники

 
Горящая сова Май 2018
 
Марина Батасова
Поэт
 
Виктория Воеводина
Заслуженный художник России

Лето в городе – ночи, полные движения, звуков и чувств. Это волшебное время уже на подходе, и оно здесь и сейчас – на страницах журнала. Если вы любите жару, город, кофе, старые улочки, новостройки, флирт и превращения обычных предметов в необычные – эти стихи для вас. Превращений будет много. И даже если вы давно живете в городе, у вас появится шанс увидеть его совсем другим. И влюбиться заново. И понять, что радость бытия захлестывает вас. Потому что это стихи о любви к жизни.

            А любовь – это другой, новый взгляд на мир, на то пространство, где сосредоточена наша жизнь. На город. Не идеализированный, скорее наоборот, допускающий в свой мир абсурд, игру, опасность...

***

Июльской ночью умерли слова.

Они тонули в звуках. Ночь звучала.

Река мерцанье нежное качала.

Летела в мир горящая сова.

И кошка, пробираясь сквозь кусты,

Как тень, как отражение предмета,

Ловила лёгкий отзвук темноты...

Глаза блеснули посторонним светом.

 

***

Крыши города...

С красным зонтиком –

будет дождь.

Грани улицы тихо

перетекают в крыши.

Мы гуляем в изломах труб;

Лёгких лестниц дрожь...

Мир очерченных окон

мы оставили ниже.

 

***

В оранжевых ботинках негритянка.

Здесь тают свечи,

Воробьи

Воруют крошки.

– Круассан и кофе.

Здесь джаз

И дождик иногда.

И одиноко саксофону.

Кафе-квартал.

Одновременно всё.

 

***

Золотистый янтарь превращался в смолу,

Насекомые были бы рады...

Вековые деревья узнали золу.

Глубже в землю сокрылись клады.

И нетронутый плод – созревающий яд

Был оставлен в саду до рассвета.

Каждый шаг по земле – наугад, нараспад.

Губ медовых Господне Лето.

 

***

Заросли малины –

Для лакомки Марины.

Истекает соком

День в траве высокой,

И пропитан жаром,

Бредом, высшим даром

Каждый час до смерти.

И трещат сороки,

Что в малине черти.

 

***

Но кружить, ворожить, завораживать...

Руки... перстень с зелёным огнём.

Всё хорошее мною сглажено.

Этой ночью нам быть вдвоём.

Губы – в кровь от предчувствия близости,

О, как близко ты, милый мой.

И когда ты попросишь милости,

Ночь опустится надо мной

 

***

Луна над городом висит,

А все любовью заняты.

О, этот свет!

Мой муж не спит...

Сны лунным блеском залиты.

Ночь ждёт измен... И есть луна

Осколками – в снотворное...

Я принесла тебе вина,

Чужая и покорная.

***

Разноцветные домики в два этажа...

Скандинавия... Дождь... Аргентина.

Дождь реален. Он просится в окна, шурша.

Я хожу от картины к картине.

В чёрном платье на «молнии». Ты говорил,

Что не любишь иные застёжки...

Ближе к ночи хозяин мне кофе сварил

С каплей рома в серебряной ложке.

 

***

И кому, как не мне, эту сказку хранить

От беднеющей жизни пустых городов,

Где всё легче терять, всё труднее любить,

Где никто, воротясь, не находит следов...

Я хранитель ленивый... Я вижу огни,

Что мерцают сквозь крыши и стены квартир.

Я как кошка... Жду ночи, но тянутся дни

И почти не тревожат мой сказочный мир.

 

***

Наука точная и лживая – украсть

Слова любви. Став символом печали,

Украсть любовь... Когда не замечали

Вы этого – я воровала всласть...

И близок день – ненужный мне и Вам,

В нём прошлое возникнет страшной силой.

Всё будет просто: тень цветущей сливы...

Но Вы опять поверите словам.

 

***

Ирисы жёлтые, синие,

Столик в знакомой кофейне –

Смутные падают линии...

Жёлтого бренди налей мне.

Нежные, как одиночество,

Взгляды. Дальнейшее просто.

Знаешь, сегодня мне хочется

Видеть погасшие звёзды.

Свет их, проглоченный полночью,

Море всегда возвращает...

Солнечный берег до горечи

Близок. Друзья уезжают.

 

***

Разбитый день... Ненужный взгляд.

Ненужный мир вокруг дороги.

Все скорости равно убоги,

Моя машина едет в ад.

Но изумлённо и легко

К обочине выходят звери,

Мой путь по-своему измерив –

Полями синих васильков,

Кустом малины... Долог день

И бесконечностью утешен.

Вкус ягод с тенью боли смешан,

И соблазнительна та тень...

 

***

Над чёрными крышами,

Над красными крышами

Выше нас ждут птицы.

В городе соткан август,

Тянутся паутинки,

Тают в холодном небе...

Август – пора прощаться.

 

***

Белый свет по стене

Потоком,

Но провалы разбитых окон

Темны.

Кошка помнит прыжки с карниза

Вниз –

Там стояли мы.

Уходили, оставив тени,

За окно,

Через две ступени,

В белый дым.

Вертолёт скоро сядет на крышу.

Нас не будет, мы не услышим.

И не улетим...

***

Под утро снились тени-волки,

Меня не слыша и не чуя,

Во двор пустой, где я – иль нет меня? –

Скользящий сумрак,

Но не потревожен

Никем, перетекал.

И я спала.

И рядом тень меняла кожу.

 

***

Только птица летит за моря,

Серый зверь бежит за леса.

Только тень выдаёт меня...

Я по волчьей тропе не вернусь.

То водой, то травой обернусь.

Над болотом – тумана хвосты.

След нетронутый полон воды...

 

***

Дорогами пыльного Крыма,

Сухими травами,

Солью,

Акварелями Макса Волошина,

Кровью,

Лавандой

Отплёвываться, дышать.

...Древнее холмов

И древнее воздушных потоков

Моя кровь.

 

***

Ампулы.

Апельсины в пакете.

Ангел смерти уже улетел.

 

***

Горящая вертикаль. Стреляющие огни.

Последний из миражей упал

       и вморожен в снег.

На лица ложится тень — ресницами мёртвых век.

Мы, вроде, боимся пуль. Но в городе мы одни.

Я помню: идти туда, где вечером был вокзал.

Дошедшие поезда разбиты и под откос.

В разорванной пустоте зачем-то натянут трос,

и я спотыкаюсь — сон...

Мне только открыть глаза.

 

***

человек в летнем городе

улицы кошки машины дела

летящее время

и одуванчики

беспечные на ветру

одуванчики

вдоль всех дорог

 

***

Осторожно,

Босыми ногами

По алмазному свету Земли...

 

***

Я — Овен. Я отливаю золотом.

Я — золотое руно.

Время надвое мне расколото —

Где-то строят корабль давно...

Мне снилось, что моя шкура сорвана,

Её сторожит дракон.

А корабль был потоплен волнами.

И герои ушли с «Арго».

 

БАСТИОН АВРААМА

 

Я в твоих стихах становилась рыжей,

золотой...

                 Две луны, два рогатых зверя —

Амулеты ночи для тех, кто выжил,

Кто вернётся засветло в Ур халдеев.

И подкрасив веки зелёной краской,

За века до рождения Авраама

Обращаю капельки смерти в сказку,

Избываю жизни и анаграммы.

По дорогам старым и тропам лунным,

Из всей утвари — медная чаша с ядом...

Музыканты тихо тревожат струны,

Проверяя текст музыкальным ладом.

Тексты входят в мир как скупые боги,

Удлиняя пути, имена меняя.

Остаётся — пыль на моём пороге,

Остаётся — золото... Я иная.

 

***

Городскими звёздами

Мы зачем-то созданы

Зажигать над крышами

Ночь хвостами рыжими,

Огоньки — прикуривай

Золотыми пулями.

Мне достались пальчики,

Сигареты, мальчики.

Если буду в морге я,

В морге будет оргия.

Поделиться:
253
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять свои комментарии и отвечать на чужие.

Дорогие читатели!

Поддержать журнал о культуре, издающийся в русской провинции в антикультурное время, – достойный поступок.

Ваша щедрость не сделает нас богатыми, но позволит представить Вам творчество талантливых людей, продолжающих чернилами на бумаге или маслом на холсте пытаться изменить этот мир к лучшему.

Константин Саломатин
Главный редактор журнала «ЭКЗЕМПЛЯР»