Масло

 
Для чего нужен февраль? Июль 2018
 
Роман Усачев
Художник
 
Марина Сафонова
Искусствовед
«Интерьер», 2018, холст, масло, 90х110

Роман Усачев пишет время. И миру, который он создает, трудно найти аналогию. За реальным сюжетом и фигуративным изображением скрывается множество наслаивающихся друг на друга вселенных. Силовое поле разных пространств, так хорошо читаемых в его работах, позволяет говорить о жанровой структуре его творчества лишь условно. Портреты, где сходство с моделью есть, но важнее для автора – образ, часто открывающий то, что находится за гранью реальности и не всегда известен самому портретируемому.

Человек для Романа – предмет исследования средствами живописи. Его интересуют пограничные, переходные состояния личности, и в этом тоже есть желание познать параллельные, скрытые миры. Для дипломной работы – серии портретов сумасшедших – художник ездил работать в специализированные учреждения в Бурашево и Калязин. Сюжетные картины без сюжета, аскетичные интерьеры, в которые погружаешься, не сразу замечая живущие в них вещи, среди которых зеркала, открытые двери и окна, уводящие в иное время и в иное пространство. Интерьеры имеют свою тайную жизнь, наполненную особыми смыслами и значениями.

Автопортреты, которые только предлог для нового прорыва в прошлое или будущее, показывающие разные ипостаси автора и всю непознаваемость человеческого существа. Роман не примеряет чужие одежды, он находит в создаваемых образах самого себя. Среди множества автопортретов особенно трогателен «Автопортрет в зимней шапке», перекликающийся со знаменитым автопортретом Ван Гога, написанным им в один из самых тяжелых периодов его жизни. Глазами человека в зимней шапке на нас смотрит не Роман Усачев, а сам Ван Гог, в них читается общая боль и трагедия творческой личности.

Художник постоянно перемещается, путешествует в разных мирах и увлекает за собой зрителя. Таково главное свойство и его индивидуальной органики, и его живописи, многослойной, сложной, пульсирующей. Она, насквозь пронизанная светом, основа драматургии каждой работы и всегда главная.

В картинах он передает не столько увиденную реальность, сколько ее преломление сквозь призму своего философского ощущения и созерцательного отношения к жизни. Он много думает и много знает о человеке, о его болях, метаниях, поисках.

В творчестве Романа Усачева встречаются две противостоящие друг другу линии развития, и в месте их схождения рождается его авторская эстетика, в которой традиция прочно связана с экспериментом и поиском. Его работы отражают всю остроту проблематики современного искусства. В них есть глубокая связь с реалистической традицией и ее отрицание, поиск идеала и гармонии и их разрушение.

Роман в полной мере владеет школой классического рисунка, композиционной логикой и колористической гармонией, навыками, приобретенными в Московском государственном академическом художественном институте им. Сурикова под руководством выдающегося живописца Павла Федоровича Никонова.

Наличие такой крепкой школы помогло в сложении удивительной творческой индивидуальности. Роман искал и нашел только ему присущий пластический язык. Невероятным образом натурное видение соединяется в его живописи с постмодернистским цитированием. Обращение к великим мастерам и известным произведениям у автора особое. Ни в одной работе Романа не найти прямого заимствования или иронической игры со знакомыми образами и смыслами – всё тоньше и серьезнее. Дега и Модильяни, Тициан и Веласкес и всё мировое наследие живут в самом художнике, в его сознании и подсознании. В работах всегда лишь ассоциации, намеки для посвященных. Его живопись аристократична, как всё большое искусство.

Сегодня Роман Усачев может делать только то, что органично его пониманию мира. Он абсолютно свободен. В сочетании цвета, формы, ритма содержится неуловимый, глубинный, мистический смысл вещей. Все его работы обладают какой-то особой притягательной силой и глубиной эмоционального воздействия. Он – сталкер, человек, которому удается проходить сквозь время, погружаясь в него и возвращаясь обратно, уводя за собой зрителя.

Этим, наверное, объясняется его тяга к театру, музыке и кинематографу, искусствам условным и вневременным. Всё творчество художника с его погружением в другие виды искусства воспринимается как очень целостное. Будь его воля, он не только бы писал время, но и изменил его течение. В одном из интервью Роман сказал, что не любит осень, что ее надо убрать, сделать три августа, новый год, а потом – сразу весна! «Вот скажите: для чего нужен февраль?» Думаю над этим. 

Марина Сафонова 
Искусствовед


«Русская музыка», 2003, холст, масло, 110х60

«В мастерской», 2014, холст, масло, 80х100

«Мать и дочь», 2002, холст, масло, 90х60

«Варя» 2018, холст, масло, 70х100

«Вешалка», 2014, холст, масло, 80х100

«Борис Федоров», 2018, холст, масло, 100х80

«Вечер», 2018, холст, масло, 90х110

«Портрет дочери», 2003, холст, масло, 90х50

«Праздник», 2014, холст, масло, 80х100

«Хрущевка», 2013, холст, масло, 80х100

«Мать и дочь», 2018, холст, масло, 120х100

«Автопортрет», 2018, холст, масло, 100х60

Поделиться:
469
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять свои комментарии и отвечать на чужие.

Дорогие читатели!

Поддержать журнал о культуре, издающийся в русской провинции в антикультурное время, – достойный поступок.

Ваша щедрость не сделает нас богатыми, но позволит представить Вам творчество талантливых людей, продолжающих чернилами на бумаге или маслом на холсте пытаться изменить этот мир к лучшему.

Константин Саломатин
Главный редактор журнала «ЭКЗЕМПЛЯР»