Бесстыдники

 
Рифмованное Январь 2019
 
Все Всё

Дарья Родина

***

На Лазури на реке

Гадал мне голубь по руке.

Клюнул в линию ума,

Говорит: «Смотри сама,

Баба тоже человек,

А зимою будет снег,

Но в итоге, хошь не хошь,

Ты когда-нибудь...

                                   найдешь

И счастливую любовь,

И красивую морковь,

И майку полосатую –

Я за это ратую!»

И пошел себе опять

С голубицей ворковать.

 

Андрей Цуканов

***

Поэты Нью-Йорка

Живут в Нью-Йорке

Говорят на английском

Пишут стихи на русском

И летают в Россию

Как перелетные птицы

Читать

Свои стихи

Нет поэта в своем отечестве

Думаю

Мысль

А что если

Россия прилетит в Нью-Йорк

Куда тогда

Полетят

Поэты Нью-Йорка

 

Юрий Казарин

***

Выпала пустота:

снегом окрест легла –

сыплется на уста,

на ободок тепла.

Время вросло в поля:

всюду пуста равнина –

только болит земля,

и обмирает глина.

Я тебя обниму

и поцелую свет

твой, упивая тьму

злую, которой нет.

 

***

Кто ягнёнка белого поставил на крыльцо?

Ах, у снега первого Господа лицо.

По утрам у Господа детское лицо.

Он ягнёнка белого поставил на крыльцо.


Марина Батасова

***

Не боюсь я зимних стуж,

У меня есть тёплый муж.

 

***

Где же мой тёплый муж?

Уехал в Казань.

В Казани хорошо –

не Юрюзань.

Умер Зализняк –

автор словаря рифм.

Кому они сейчас нужны

Эти рифмы...


***

Путь Восхода пройдя — и падая,

Остывая на гранях тьмы,

Воплощалась звезда хвостатая

Посреди ледяной зимы.

Разукрашена и оплавлена

По-над пропастью серебром —

Как свеча к Рождеству оставлена

Белой вьюгою за окном.


Святослав Михня

***

Город. Или деревня.

Листопадные дни.

Тихо и равномерно

проплывают они.

Может, к небу причалить...

Как всевышний привет,

меж деревьев печальный

и торжественный свет.

И срывается ветер

пусть с ветвей наугад.

Я зажился на свете

средь сует и утрат.

В стольном граде Отчизны

иль в медвежьем углу

Вседержителю жизни

воздаю я хвалу.


Алексей Жоголев

***

Комиссар небесного движенья –

Знал ли он таблицу умноженья,

Знал, ли, что на ноль делить нельзя...

Но из пешки сотворил ферзя.

Мглистой ночью, скрытый от небес

В черноземе зародился бес.

Алчной птицей крыльями шурша

В бесе заворочалась душа.

Изменив законы бытия

Бес сказал: - Природа это я.

Я порву небесные узоры

Шпилями мечетей и соборов,

Я созвездья заморожу в мост

Цепью золотистою из звезд.

Но звезда упала с высоты

Разметав мечети и мосты.

Комиссар, покинувший юдоль

Разрешил деление на ноль,

Начиная с чистого листа:

Черви, чернозем и пустота.

 

***

В Большом упала люстра.

Был балет.

В партере только те|

Кто мог купить билет.

На сцене в белых пачках и пуантах

Стояли девочки и, в черном, музыканты.

Столбом Александрийским, встав над ямой

Их дирижёр – теперь он пономарь,

Шептал сведенным ртом корявым:

«Аптека, улица, фонарь».


***

Я раньше был добрее в доброте

И в злости равных не было вокруг.

Я мог летать и там, на высоте,

Способен падать был, когда в беде мой друг.

Я мог смеяться, если был смешон

И плакать, если друг уже не друг.

Когда мне лгали – был я возмущен,

Когда стрелял – бил в небо, но не в круг.

Я мог любить и, если я любил

Я слеп, и я не жегся от огня,

Как верный пес по следу приходил,

Пусть та хотела видеть не меня.

Прошли года, свидетелей уж нет.

Теперь опубликую свой сонет.

Поделиться:
150
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять свои комментарии и отвечать на чужие.

Дорогие читатели!

Поддержать журнал о культуре, издающийся в русской провинции в антикультурное время, – достойный поступок.

Ваша щедрость не сделает нас богатыми, но позволит представить Вам творчество талантливых людей, продолжающих чернилами на бумаге или маслом на холсте пытаться изменить этот мир к лучшему.

Константин Саломатин
Главный редактор журнала «ЭКЗЕМПЛЯР»