Масло

 
Точность и поступательность движения Александра Ливанова Июль 2020
 
Александр Ливанов
Художник
«Русалка», из серии «Маскароны», 1966, бумага, цв. литография, 48х52

 

Александр Андреевич Ливанов родился в Москве в семье художников А.П. Ливанова и А.Ф. Билль, последователей В.А. Фаворского.
Окончил художественный факультет ВГИКа. Член Московского союза художников с 1963 года. Работает в области станковой графики и живописи.
Участник московских всесоюзных и зарубежных выставок (Англия, Франция, Италия, Новая Зеландия, Германия, Болгария, Югославия, Вьетнам, Финляндия, Венгрия, Австрия, Норвегия, Швеция).
Преподаватель Московского государственного университета печати с 1985-го по 2007 год. Руководитель творческих групп в Доме творчества «Челюскинская» с 1978-го по 1992 год.
Первая премия МОСХ за лучшее графическое произведение, созданное в 1974 году. Первая премия на Всероссийской выставке эстампа 1979 года.
Произведения Ливанова хранятся в Третьяковской галерее, ГМИИ им. Пушкина, Русском музее, Музее революции, картинной галерее г. Фрунзе, Ярославском музее-заповеднике и в других областных музеях России. В художественном музее города Мемфиса (США) и в частных собраниях за рубежом.
Автор книг: «Книга Дуремара», «Книга Артемона», «Спам Карабаса» и «Жесты Тортиллы».
Живет и работает в Москве.


Смысл рисования в том, что плоскость – это отвлеченность, а зрение – объективность, и мы их должны совместить. Непонятно, конечно, но думать об этом надо.

Теория не всегда снисходит до практики, а там еще и нарушаешь. Если говорить о моих рисовальных интересах, то в качестве сверхзадачи выступает пластичность, достигаемая с помощью разнояркостности – использование этого понятия снимает противостояние цвета и тона, особенно в черно-белых работах. Не очень понимаю разделение на «реалистов» и наоборот. Хорошо добиваться реальности, но через отвлеченность, обращаться с реальностью как с абстракцией. А собственно рисование хотелось бы ощущать как органическое поведение.

Я, возможно, долго – всю жизнь – мыкаясь, но не сомневаясь в своих возможностях, подобно одному из «лягушат в молоке», неожиданно на старости лет ощутил под собой «комок масла», взбитого собственными усилиями, без особой команды, без спонсоров, а оттого получил достаточно оригинальные ходы.

Ну а началось всё с того, что родители у меня художники-графики. В таких ситуациях помимо очевидных преимуществ возникают и сложности. Достойно ли пользоваться готовым, получаемым без особого труда опытом, завоеванным другими, хотя и близкими тебе людьми? Поступил во Всесоюзный государственный институт кинематографии, на художественный факультет – всё-таки другая область. Там нас научили лихо делать эскизы к фильмам, раскадровку – то, где нужно много придумывать, но иногда в ущерб активности видения.

Рисовал в журналах, оформлял спектакли, книги, делал киноплакаты, эскизы к мультфильмам. Было интересно почувствовать специфику этих прикладных занятий, где быстрота использования новоизобретенного уже считается качеством. В конце 50-х годов журналы одновременно открывали забытое старое и обрушивали на неподготовленные головы информацию о самом новом. Это было время начала расцвета польского плаката, карикатуры. Казалось, была бы выдумка, а средства вот-вот появятся сами. Многие основополагающие моменты изобразительного искусства допускались как что-то второстепенное. Торопились применить собственный вкус и остроумие, не задумываясь об основательности.

Занялся и станковой графикой, но вскоре почувствовал неотчетливость знания того, чем должен наполняться лист помимо конструктивно-литературного замысла. Что-то бралось «на прокат», деталь не попадала в общую систему. Уж если такую работу сравнивать с айсбергом, то получалось, что найденное лишь на малую часть высовывалось из невразумительности.

Чтобы уйти от неподготовленного сочинительства, которое превращается в суетное решение вкусовых задач (преждевременное обобщение), понадобилось рисование с натуры – то, от чего прежде всячески отлынивал, подводя под это даже теоретическую базу. Рисование с натуры становится страшно интересным, когда научаешься видеть в нем тему, существующую только внутри увиденного пространства, связывающего предметы в единовременности, и когда изображение этого единства само становится темой.

В жанре натюрморта меня привлекает встреча с незнакомым (нерисованным) предметом, который хочется «присвоить», исчерпать в разных ситуациях, разглядеть в нем собственную тему. Натюрморт предполагает не только выбор натуры, но и организацию ее еще до рисования. Пластическая тема как бы создается искусственно. Тем не менее самый срежиссированный объект несет в себе и неожиданности, не замеченные сначала, выступающие в процессе изображения. Они требуют преодоления через цельность. Выход получается иным, чем представлялось, и это очень интересно. Изучая предмет с помощью рисования, начинаешь видеть нарисованное и еще нерисованное в жизни, а это уже приобретение, найденность. Такие находки дают возможность сочинять, избегая случайного заимствования и стилизации.

Меня всегда интересовал момент начала в работе. Точность начала дает поступательность движения как бы «от печки». Именно решенность и условность требуют очень интенсивной работы в самом начале (и даже до него). Возможность попробовать много начал дает малый формат, которым я всегда увлекался. Обещание цельности должно возникать уже в самом начале, но каждая новая попытка требует своего начала. Возвращения и начала.

Из серии «Декабрьские вечера», 1985, бумага, графит, 43х30, собрание А. Хвалебнова

«Борщевик», 1988, бумага, графит, 45х32

Серия «Рисунки шариковой ручкой», бумага, шариковая ручка

Серия «Рисунки шариковой ручкой», бумага, шариковая ручка

Серия «Рисунки шариковой ручкой», бумага, шариковая ручка

Серия «Рисунки шариковой ручкой», бумага, шариковая ручка

«Выстрел», из серии «Пачка «Агата», 90-е, бумага, цв. карандаш, 63х49

«Мотоциклист», из серии «Пачка «Агата», 1996, бумага, цв. карандаш, 63х39

«Затылок», из серии «Дамы в шляпах», 2012,бумага, шариковая ручка, 15х10

«На сцене», из серии «Рисунки с телевизора», 2008,бумага, шариковая ручка, 15х10

«Футбол», 70-е, бумага, цв. литография, 36х47

«Вот такая рыба», из серии «Чудеса», 1985, бумага, цв. литография, 54х54

«Натюрморт с фаянсовой статуэткой», 80-е, бумага, цв. карандаш, 24х21

«Голова в телевизоре», из серии «Маскароны», 60-е, бумага, литография, 48х52

«Боксер», из серии «Рисунки с телевизора», 2013,бумага, шариковая ручка, 12х10

«Голова», 2011, бумага, коллаж, 32,2х22,5


Спонсоры рубрики: Андрей Епишин
Дмитрий Окороков
Константин Забродин


Поделиться:
406
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять свои комментарии и отвечать на чужие.

Дорогие читатели!

Поддержать журнал о культуре, издающийся в русской провинции в антикультурное время, – достойный поступок.

Ваша щедрость не сделает нас богатыми, но позволит представить Вам творчество талантливых людей, продолжающих чернилами на бумаге или маслом на холсте пытаться изменить этот мир к лучшему.

Константин Саломатин
Главный редактор журнала «ЭКЗЕМПЛЯР»