Воеводина Виктория
Художник
Тверь
Ночлег в пути

Ночлег в пути

В чужом дому – чужие отзвуки,
течет луна по скатам крыши,
и души всех, живых и отживших,
поют, а вот о чем – не слышу.

От редактора. 4 года!

От редактора. 4 года!

Журналу «Экземпляр» – 4 года!
Вот так решишь делать журнал и будешь постоянно мучиться, кого печатать в ближайшем номере, где вообще найти деньги на выпуск журнала, что написать от редактора, кого печатать в следующем номере…

Гармония как величайшее беспокойство Виктории Воеводиной

Гармония как величайшее беспокойство Виктории Воеводиной

Настоящий художник должен всю жизнь бушевать, бурлить, меняться, но не ради самого бурления, а ради гармонии. Гармония не есть покой. Гармония в искусстве – это величайшее беспокойство, выраженное совершенно!

Пистолет Ярыгина

Пистолет Ярыгина

Ярыгин, держась ближе к противоположной платформе, не торопясь, но быстро прошел дальше и, отвернувшись к подходящему поезду, быстро проговорил в рацию:

– Сержант! Подмени меня. Следую за подозрительной. На связи.

Мы просто переждали дождь

Мы просто переждали дождь

Мы просто переждали дождь
Совсем одни в пустом подъезде,
Я знала: за руку возьмешь,
И мы уйдем отсюда вместе.

Мастер гротеска и фантасмагорий Виктория Воеводина

Мастер гротеска и фантасмагорий Виктория Воеводина

Во всех работах Виктории есть оголенный нерв, выплеск подсознательно накопленных впечатлений, которые выражаются в точно найденной пластической форме.

Блесна

Блесна

За двадцать лет заключения не думал он столько о своей непутевой жизни, сколько за эти одиннадцать месяцев пребывания в камере смертников. А в этой новой жуткой одиночке в башку лезли мысли, о существовании которых он ранее и не подозревал…

Одинокая бродит гармонь…

Одинокая бродит гармонь…

Процессу быстрой деградации «большого общества» в современной России соответствует столь же быстрая перестройка форм организации культуры.

Горящая сова

Горящая сова

И кому, как не мне, эту сказку хранить
От беднеющей жизни пустых городов,
Где всё легче терять, всё труднее любить,
Где никто, воротясь, не находит следов…